Что может рассказать машинка «Зингер»…

Актуальное Это интересно

  В каждой семье, наверное, есть вещи, которые хранят память о прошлом и заботливо передаются из поколения в поколение. В доме моего дедушки Аркадия Иосифовича Бочкова есть такая семейная реликвия  — швейная машинка «Зингер». Позже я узнал, что она принадлежала моему прадеду и стала «основательницей», кормилицей и спасительницей нашего рода.zinger
Эта история началась в деревне Озёрки Городокского района, где в 1896 году в бедной крестьянской семье вторым по счету из восьмерых детей родился мой прадедушка Иосиф Васильевич Бочков. В 13 лет его отправили учиться портняжному делу. Обучался он у хорошего мастера, который умел шить женскую и мужскую одежду, пальто, тулупы. Прадедушка не только учился, но  и выполнял заказы. Это позволило ему накопить  денег  и купить у своего наставника «Зингер». В дореволюционное время шили вручную, и портной, который мог позволить себе такую покупку, считался зажиточным. Машинка «дала возможность»  прадедушке жениться на сельской учительнице  Фрузе Григорьевне Андреевой, дочери крепкого крестьянина. Молодая семья поселилась в деревне Мариамполь.
Для выполнения заказа портного вместе с машинкой забирали из дома в чужую семью, в которой он должен был находиться от нескольких дней до месяца, пока не обошьет всех от мала до велика. Умей машинка говорить, представьте, сколько интересного поведала бы она о быте, культуре разных семей.
Коллективизация и политика раскулачивания не обошли дом моего прадеда. В колхоз угнали весь домашний скот. А «Зингер» семья успела спрятать. От напряженной работы  и постоянных стрессов прабабушка тяжело заболела и умерла. На руках Иосифа Васильевича остались четверо сыновей, младшему из них было семь месяцев. Портняжное ремесло прадедушки и швейная машинка спасли их от голодной смерти.
Иосиф Васильевич научил своему  мастерству всех сыновей. Росли они, считай, у него на коленях.
Повзрослевшие сыновья стали незаменимыми помощниками. Старший устроился  на швейную фабрику «Знамя индустриализации» в Витебске, хорошо зарабатывал.
В 1941 году прадедушку и его старшего сына призвали в армию. Трое младших сыновей, среди которых был и мой дедушка Аркадий, остались в Мариамполе. Деревню фашисты стерли с лица земли. Ее название выбито на Стене Плача в  Хатыни.
«Когда уничтожали деревню, на улицах горели дома, рвались артиллерийские снаряды», — вспоминает дедушка.
Осколки одного из них попали в железную часть станка швейной машинки. Столешница «Зингера» сгорела во время пожара, учиненного фашистами. И все же семейную реликвию спасли и сберегли к возвращению прадеда с Победой. Мой дедушка Аркадий после войны своими руками сделал новую столешницу из досок, а разбитую железную часть связали стальной проволокой.
Прадедушка в послевоенное время продолжал шить — и снова машинка стала семейной кормилицей. До самой старости он шил всей нашей большой родне всевозможные обновки. Всех своих внуков, которых нянчил, обучил азам работы на машинке, только мою маму не успел, она родилась уже после его смерти. Умер прадедушка в 1974 году, после чего «Зингер» оказался у дедушки дома. Он и научил мою маму, свою дочь,  шитью. И у меня возникло желание, просто для себя, перенять прадедушкино и дедушкино мастерство, ведь машинка и сейчас в рабочем состоянии.
Старинные предметы, как зеркало, отражают прошлое и могут рассказать о многом. А главное, трепетное отношение к ним говорит об уважении одних поколений к другим. К сожалению,  люди не могут жить вечно, рано или поздно мы теряем своих близких, но вещи, оставленные ими, хранят память об ушедших и в трудный  период жизни вселяют в нас веру в лучшее,  напоминая об их любви.
Александр НИКОНЕНКО,
десятиклассник.
На снимке: А.И. Бочков вместе с внуком Александром.
Фото из семейного архива семьи Бочковых.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *