Подвиг милосердия

Актуальное

  В годы войны наши медики вернули в строй 72,3% раненных и 90,6% больных воинов. Если эти проценты представить в абсолютных цифрах, то число раненых и больных, возвращенных в строй медицинской службой за все годы войны, составит около 17 млн человек. Если сопоставить эту цифру с численностью наших войск в годы войны (около 6 млн 700 тыс человек в январе 1945 г.), то становится очевидным, что победа была одержана в значительной степени солдатами и офицерами, вылеченными медицинской службой. Начиная с 1 января 1943 г., из каждой сотни пораженных в боях 85 человек возвращались в строй из медицинских учреждений полкового, армейского и фронтового районов и только 15 человек — из госпиталей тыла страны.mediki

Спасая раненых, медики совершали ежедневный подвиг, слагавшийся из множества поступков реальных людей, профессионалов своего дела. Бывшая медсестра 31-й гвардейской Витебской стрелковой дивизии Татьяна Петровна Трофименко, после войны ставшая журналисткой, очень тепло отзывалась о своих фронтовых товарищах. Один из них, Евгений Степанович Додонов, был одаренным хирургом и в свои 24 года делал сложнейшие операции, был мягким, обходительным человеком. Он погиб во время налета вражеской авиации и похоронен в Городке.
После гибели Е.С. Додонова в медсанбат назначили нового хирурга. Ждали мужчину в годах. Его приезд опережала слава о нем: неутомимый, как автомат, строгий, медсестрам не прощает даже малых промашек. И вдруг все увидели женщину — статную, чуть располневшую, с гордой осанкой. Это была Вера Павловна Рождественская, мать будущего известного поэта Роберта Рождественского.
Позже она вспоминала: «Война застала меня в Омске. Только успела сдать последний государственный экзамен и получить диплом врача, как пришлось надеть военную форму и вслед за мужем и двумя братьями уехать на фронт. Меня никто не призывал — ехала добровольно. Девятилетнего сына оставила с матерью. С первого и до последнего дня пребывания на войне мне пришлось работать хирургом медсанбата. А сколько делалось работы, помимо медицинской! Ведь на каждом новом месте своими руками ставили палатки, собирали и рубили дрова, топили печи, носили раненых… Кроме того, что мы оказывали медицинскую помощь, старались окружить бойцов заботой и вниманием. Писали им письма домой, рассказывали сводки Совинформ­бюро, новости из газет, всячески подбадривали их, зная, что хорошее настроение и вера в выздоровление — лучшие помощники медиков. В короткие минуты затишья устраивали немудреные концерты: пели, плясали, читали вслух. Читала всем письма моего сына, ведь он писал их стихами. Первый гонорар за стихотворение о войне, опубликованное в газете «Омская правда», Роберт послал на строительство танка и этим очень гордился.
Войну закончила в Кёнигсберге. В октябре 1946 года в звании гвардии капитана медицинской службы с двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени и множеством медалей вернулась домой, как обещала маме. А она умерла, не дождавшись меня…»
О действиях медиков 5-й мотострелковой бригады 5-го танкового корпуса вспоминал подполковник медслужбы в отставке Иван Иванович Сысоев: «Наш медико-санитарный взвод отстал от передовых частей, а в них скопилось много раненых. О том, чтобы добраться до передовой на машине, и речи не могло быть: танки — и те застревали в грязи. Думали, прикидывали и все же решили идти пешком. Распределили среди медперсонала инструмент, шины, перевязочный материал, медикаменты — и в путь. Шли ночью, ориентировались по вспышкам ракет над передним краем. Отшагали километров 20, к четырем часам утра добрались до деревни Новые Вайханы. Устали до крайности, но об отдыхе никто и не помышлял…»
Продолжает воспоминания командир медико-санитарной роты Виталий Александрович Успенский: «В школе было много раненых. Сразу же был развернут операционный блок, начали их обработку. В здании до нас размещался немецкий лазарет, в помещении были двухъярусные койки с соломенными матрасами. При отступлении немцы бросили аптечный склад. На трофейной кобыле привезли оттуда в первую очередь перевязочный материал. Он был из искусственной ткани, плохо впитывал раневое содержимое, но мы были рады и этому. Раненых не эвакуировали, прибывали новые пострадавшие. Способным двигаться командование предложило уходить в тыл. По пути их следования были организованы пункты питания и медпомощи. Остались только тяжелораненые. Позже для эвакуации пострадавших, улучшения снабжения медикаментами и продовольствием был организован полевой аэродром. А до этого упаковки с бинтами и сухарями наши летчики просто сбрасывали на бреющем полете.
Медперсонал работал, не считаясь со временем и усталостью. В сутки выпадал отдых по 2-3 часа в ночное время. Деревня обстреливалась немецкой артиллерией, ударной волной выбило стекла в окнах. Были случаи ранений жителей».

*****

 За достижение отличных результатов во время войны 39 военных госпиталей, восемь медико-санитарных батальонов и ряд других медицинских частей и учреждений награждены орденами Советского Союза. Но высшая оценка подвига советских медиков в годы Великой Отечественной — это память потомков, память о людях, живых и тех, чьи жизни были принесены на алтарь Отечества, память о делах, которые они совершили.
Светлана САДОВСКАЯ.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *