Женское мужество

Актуальное

  Столько пережито, конь не свезет, — говорит о своей судьбе Ольга Васильевна Кораго, которая в этом году отмечает свой 90-летний юбилей. Дожить до столь почтенного возраста ей помогли душевный оптимизм и вера в лучшее, которые не оставляли ее даже в самые тяжелые минуты, а было их немало.
На свое 90-летие Ольга Васильевна, как и во все праздники, ждет звонка из Америки, нет, не от дочери и не от сестры, а от женщины, которая стала для нее такой же родной, — Галины Яковлевны Алпатовой. korago
Галя обязана семье Кораго жизнью. …Далекий 1943 год, обнесенный проволокой лагерь для евреев. Ольга вместе с мамой, Анной Карповной, принесли  заключенным домашний хлеб, лагерь охраняется не очень строго, и можно незаметно просунуть краюху сквозь проволоку. У заключенных отсюда одна дорога — в Воробьёвы горы, на расстрел. Мама Гали просит  спасти  ее дочку, помочь сбежать из лагеря. Ольга и Анна Карповна выводят девочку к реке, переодевают ее из робы заключенных в обычную одежду и прячут дома в погребе. Когда оставаться в Городке становится опасно из-за обысков, переправляют Галю в деревню Бегуны к бездетной женщине, которая соглашается ее удочерить.
За сокрытие еврейской девочки Ольга и Анна Карповна могли быть расстреляны, но чувство сострадания, желание спасти человека оказались сильнее страха за собственные жизни. Такие геройские поступки были обыкновенными в годы Великой Отечественной войны, они помогли нашему народу выстоять в борьбе с фашизмом.
Сейчас Галя живет в окрестностях Бостона, в доме, с веранды которого слышен шум волн. Влажный воздух полезен при астме, заболевании, что сопровождает ее последние годы. У нее уже взрослая дочь и внучка, они —  в Нью-Йорке.
А на столе у Ольги Васильевны  — Галин портрет среди фотографий своих детей, внуков и правнуков, которыми Бог наградил эту мужественную, многое перенесшую женщину. Дорогие лица, теплые, лучистые глаза поддерживают ее даже на расстоянии.
Ольга на себе испытала, что такое фашистский плен. Перед самым освобождением Городка ее угнали  на работы сначала в Германию, потом в Пруссию. Город, холод, издевательства, изнурительный труд  — эти слова не могут передать то, что пережили заключенные. Пленных поселили в фанерных бункерах, заставляли рыть противотанковые окопы — подступали наши войска. Они и принесли людям долгожданную свободу.
Ольга могла уехать домой, но  осталась при действующей воинской части в Пруссии. У солдат обносилось обмундирование, она перекраивала для них немецкие шинели, отрывала фашистские знаки и нашивала наши, советские; шила рукавицы для рабочих, которые трудились на разборе завалов, что остались после бомбежек и уличных боев.
Там, в Пруссии, Ольга и познакомилась со своим будущим мужем, Иосифом Ефимовичем, удалым сибирским парнем. Он увез ее «к седым снегам», как поется в песне. Правда, доехать до Сибири молодоженам оказалось не так-то просто. В Москве им отказывались компостировать билеты: железнодорожная станция, составы поездов были переполнены людьми, желающими ехать за счастьем в край 60-градусных морозов. Неизвестно, сколько недель или месяцев пришлось бы им провести на вокзале, но Ольга (к тому времени она была в положении), отчаявшись, распахнула свою шинель, под которой просматривался округлившийся живот. Беременной женщине билеты прокомпостировали.
В сказочной, богатой пушниной Сибири был голод, на иждивенцев карточек не выдавали. Иосиф, на руках которого находились жена и теперь уже двое детей,  работал на железной дороге, но прокормить семью не мог. Вдобавок ко всему случилась беда: под тяжестью снега обвалилась крыша в погребе, и все запасы картофеля замерзли. Когда Ольга приготовила этот перемерзший картофель, дети, Олег и Света, глотали его, почти не жуя, так хотели есть.
Семья решила вернуться на родину Ольги, в Городок, здесь у супругов  родилась еще одна дочь, Людмила. Иосиф долго не прожил — сказались фронтовые годы, тяжелая работа в Сибири, и растить детей Ольге помогала мама, Анна Карповна.
— Бог отмерил моей маме долгий век, всего года не дожила она до своего 100-летнего юбилея. И мне продлил годы, чтобы увидела я, как растут правнуки, старшей уже 18 лет, — говорит Ольга Васильевна и, помолчав, добавляет, — в жизни многое можно потерять, даже руку, ногу, но самое главное — сохранить светлой голову. Знаете, я до сих пор учу стихи, увижу в газете, книге лирическое глубокое стихотворение и запоминаю его наизусть. Хотите, прочту вам что-нибудь из Евтушенко?
Ольга Васильевна, расправляя плечи и светлея лицом, уносится в богатый и великий мир поэзии. А мне становится грустно, что современное поколение, не в пример советскому, мало что может прочесть наизусть…
Р.S. В канун юбилея в доме Ольги Кораго побывало немало гостей, в том числе  председатель районного совета ветеранов Жанна Макаровна Паметникова и председатель профкома КУПП «ГПКиТС» Людмила Рудакова (Ольга Васильевна много лет работала в КБО ткачихой). Они пожелали юбилярше сохранять бодрость духа и полной сил встретить свое 90-летие и 70-ю годовщину Великой Победы.
Екатерина ПУЧКОВА.
На снимке: О.В. Кораго.
Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *