Их ждал огонь смертельный…

Актуальное

  8 марта этого года ветерану Великой Отечественной войны Л.С. Козловой исполнилось 90 лет. С 1943 по 1945 гг. она воевала на фронте, дошла до Германии, Победу встретила в немецком городе Мемель.  Сейчас Лидия Степановна живет в Городке, в специальном доме для ветеранов.

  В 18 лет Лиду, мечтавшую о поступлении в институт, о мирной профессии, семье и детях, призвали на фронт, в пехоту 4-й Краснознаменной ударной армии. В итоге девушка, не выезжавшая дальше родной деревни в Россонском районе, пешком прошагала пол-Европы.
— Приходилось стрелять, хоть не женское это занятие, —  говорит  собеседница. —  Против немецких пулеметов у пехотинцев  были винтовки. Пока выстрелишь из такой, немец успеет изрешетить укрытие и  Kozlovaземлю вокруг. Когда на фронт доставили новое боевое снаряжение, и винтовки мы поменяли на автоматы, противостоять фашистам стало легче.
Лидия Степановна участвовала в освобождении Городокщины от немецко-фашистских захватчиков. Во время страшного боя под деревней Парфёненки оторвало ногу ее близкой подруге. Лида с  девчатами наложили ей жгут выше ранения и под пулями потащили ее на себе в Вировлю, где размещался полевой госпиталь. Когда стало известно, что подругу будут отправлять с железнодорожной станции в Бычихе в Уфу, в военный госпиталь, Лида  прибежала проводить ее, но не успела — состав с ранеными уже отошел от платформы.
После войны подруги встретились, однополчанка от души благодарила за спасение. Вместо ноги у нее был протез, работала она в военной части в Дретуне. Но из всех послевоенных встреч самой сердечной стала с родной сестрой Лиды, Александрой,  с которой они  расстались в 41-м, когда Саша ушла партизанить в россонские леса.
Так получилось, что когда  Лида демобилизовалась  в Полоцк, сюда же поступать на учительские курсы  приехала Александра. Знакомый сказал Лиде, что  видел Сашу в городе.
— Я нашла сестру возле барака, она держала в руках консервную банку  с супом из крапивы и осоки и была до неузнаваемости худой. У меня,  вернувшейся с фронта, были талоны, которые можно было отоварить в военторге. Я повела сестру туда, получила консервы, хлеб, сахар, другие продукты, и мы устроили пир, какого давно не знали, — рассказывает женщина. — Саша отпросилась с курсов на пару дней, и мы пошли домой в Россоны  за 70 километров повидать младших братьев  и мачеху. Наша мать умерла еще до войны, отец погиб в самом ее начале.
В годы послевоенной разрухи Лида  работала в Полоцке, в столовой от летной части. Иногда она могла отправлять родным хлеб. Младший брат, подрастая, повторял сказанную кем-то из взрослых шутку: «У нас хорошо живут Сталин и Лида».
Лида могла бы  выйти замуж за одного из летчиков, ходивших в столовую, статных, плечистых, но  выбрала своего однополчанина, фронтового шофера. Он был родом из Езерища, демобилизовавшись, работал механизатором в местном колхозе  и по выходным приезжал к Лиде в Полоцк, уговаривая ее стать его женой.
— Так однажды и уговорил, — улыбается Лидия Степановна. — У него — бушлат, у меня — шинель, вот и все богатство, ни ложек, ни мисок. Постепенно, своим трудом стали заживаться, построили  дом, обзавелись  хозяйством.
Как и многие ветераны Лидия Козлова в мирной жизни из скромности стеснялась носить свои боевые награды — орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией». Позже к ним добавились трудовые награды — медаль «За трудовую доблесть» и орден «Знак почёта». Лидия Степановна была уважаемым на Езерищенском хлебозаводе мастером-кондитером.
Дочку Л.С. Козлова назвала в честь своей сестры — Александрой. Сейчас Саша уже взрослая, живет в Санкт-Петербурге, работает  инженером на оборонном заводе, (бывший завод «Большевик»).
Когда она приезжает в отпуск к матери вместе  с  внучками и правнучками, то забирает бабушку из Городка, и уже все вместе они отправляются в их родовое гнездо, дом в Езерище, где замечательно проводят летний месяц (на снимке).
Екатерина ПУЧКОВА.              Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *