Жизнь прожить — не поле перейти

Актуальное

Вся наша беседа с жительницей г.п. Езерище А.А. Петушковой (на снимке) прошла со слезами на глазах. Все то, что она видела в своей жизни, не пожелает и врагу: детство в бедном колхозе, юность, совпавшая с войной, молодость и почти вся жизнь в работе.babka

  Родом Анастасия Алексеевна из деревни Богозино, где когда-то было 24 двора (теперь опустевшая деревня в Невельском районе).
— Какая жизнь у нас тогда была? Колхоз был бедным. Там же горы, камни кругом, ничего не росло. Поэтому и жили так же. В одних чулках и ботинках в школу в Лобоке бегали зимой по замерзшему озеру. Каждый день по три километра. Помню, купили мне валенки магазинные, а они посели. Все ноги стерла, когда в школу ходила, — рассказывает А. Петушкова. — Отец хотел, чтобы окончила семь классов и пошла учиться на медсестру. А я закончила только шесть и пошла на маляра. С подругой Шурой шесть месяцев ходили в училище в Невель, но не каждый день. Приходили в понедельник утром, учились и там же ночевали на железных кроватях с досками. Во вторник после занятий шли домой. На день нас отпускали — среду дома. В четверг утром опять идем в училище, переночуем там, в пятницу отучимся — и домой.
Первый день войны Анастасия Алексеевна до сих пор помнит в мельчайших подробностях, тогда еще не знали, что пришел конец мирной жизни. Ей шел десятый год.
— Тепло было, поэтому пошли на озеро. У нас тогда не было никакой одежды, чтобы купаться. Так и плавали голышом, но мальчики и девочки отдельно. И вот налетели два самолета, бомбили железную дорогу у Лобока. Схватили какие успели вещи и побежали, уже не стесняясь друг друга. Дома узнали, что началась война. В деревне была ужасная паника. Зачем-то выгнали всех коров на луг, начали собирать вещи, хотели бежать, но что собирать и куда бежать, не знали. Так все и жили, пока линия фронта к нам не подошла.
— В войну немцы были и плохие, и хорошие, но полицаи хуже всех были. Сгубили целую семью односельчан ни за что, ни про что. Встретила молодая пара незнакомых людей на дороге, те спросили: «Взорвете склад в Лобке?». Супруги не знали, что ответить, думали, скажут, что взорвут, и забудется. Через два дня по доносу их забрали в Лобок за колючую проволоку пилить дрова. Еще через день два брата-полицая из соседней деревни Зуи забрали их детей у бабушки, сказав, что отведут к родителям. Мальчику было три года, девочке — пять, — собеседница вытирает слезы и продолжает: — Девочка всю шею бабушке расцарапала, как не хотела идти, хваталась за нее, кричала, чтобы ее не отдавали. Детей жестоко убили недалеко от деревни. Один из жителей соседнего села это видел. Он тогда ольху на дрова рубил, услышал, как плакала девочка. Лег на снег, чтобы его не увидели, и стал свидетелем того, как ни в чем неповинных детей расстреляли и оставили в лесу их тела. Бабушка потом ездила в штаб в Лобок, просила разрешения внуков похоронить. Оплакивали и хоронили их всей деревней. А родителям бабушка так и не смогла рассказать, что их детей больше нет. Сильная женщина была, не заплакала перед дочерью, даже платок взяла, который та ей передала для пятилетней дочери. Через пять дней супругов тоже расстреляли.
— Во время наступления нашей армии были жестокие бои. Немцы сожгли почти все Богозино, чтобы там наши не прятались. Осталось четыре дома. У моей бабушки был большой дом, четыре семьи в нем жили. Но от зажигательных пуль загорелась соломенная крыша, а от нее уже и все сгорело. Мы всей деревней сидели в окопах на горе, пока не услышали, как утром под «Ура!» выбили немцев, — вспоминает Анастасия Алексеевна.
В мае 1945-го в Лобковском сельском совете объявили, что Красная армия в Германии, над Рейхстагом поднят советский флаг. Война закончилась. В 1949 году Анастасия Петушкова с семьей переехала в Езерище.
Долгие годы А. Петушкова с мужем Михаилом проработала в Архангельске: она маляром, он строил мост через Северную Двину. Работали в разные смены, приспосабливались, перебивались, как могли. Но с появлением двоих сыновей решили вернуться на родину. «Чтобы обеспечить детей, работала везде, где могла»,- говорит собеседница и перечисляет: на кухне в спецшколе, в прачечной, на заводе «Металлист». Будучи на пенсии, потом еще семь лет проработала ночной няней. Семьей держали хозяйство, пахали огород, продавала  собранные своими руками ягоды. Необходимо было дать будущее детям. Заработали и купили им дом, обустроили его, чтобы было куда привести жен. Потом пришла пора воспитывать троих внучек, а сейчас приходят играть трое правнуков.
— Кажется, если бы сейчас дали вторую жизнь, то прожила бы ее совсем по-другому,- задумалась женщина и, улыбнувшись, добавила: — Так не жила бы. Нельзя так много работать.
Анастасия БЕРЁЗА.        Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *