Крепкий тыл

Актуальное Социум

 Андрей Григорьевич и Инна Ивановна Минчёнок из Езерища (на снимке) вместе 55 лет. Через неделю после свадьбы 19-летняя Инна и 22-летний Андрей, чье имущество уместилось в нескольких чемоданах, убыли по месту службы молодого офицера в степи Казахстана, на военный полигон Ашулук —  в свое «свадебное путешествие», затянувшееся на восемь лет, как, смеясь, вспоминают  сейчас супруги.Minchenok

  Вода — только привозная, в цистернах, на ней готовили пищу, ею поливали слабые, неокрепшие саженцы карагача  — единственных деревьев, которые могли прижиться в пустынной местности. Казахи называют ее Акплак, что в переводе означает «белый песок». Зато весной степь оживала, ковром расстилались дикие  низкорослые тюльпаны. Наверное, это было единственной нотой романтики в неустроенном быту офицерских семей. Но среди красно-желто-белого моря чужих цветов Инне вспоминался запах ее первого букета, который Андрей, тогда учащийся Ленинградского зенитно-ракетного училища, нарвал для нее на клумбе будущей тещи. «Это были георгины», — с теплотой переглядываясь, улыбаются супруги. После суровых степей солнечная Анапа — курортный город на Чёрном море — стал для  Инны раем. В 12 километрах от него Андрей нес службу по охране воздушных границ с Турцией. Их пребывание на юге продлилось 10 лет, а оттуда, как нитка за иголкой, верная супруга последовала за мужем сначала на Малую землю (Новороссийск), потом на Камчатку, за которой простирались Тихий океан и  берега далекой Америки. Майор Андрей Минчёнок охранял воздушные границы с этой недружественной Союзу страной, а выйдя в запас, увез супругу обратно на родину, в Беларусь. Непростая кочевая жизнь не разладила, а наоборот укрепила их отношения, показав, что они настоящие.
Супруги не думали, что когда-нибудь снова увидят первое место службы Андрея, но телерепортаж с военной базы в Ашулуке воскресил прошлое: мало что изменилось в степи, только деревья, посаженные офицерами и их женами, выросли. Не погибли, сумели зацепиться за неблагодатную землю. Андрей Григорьевич и Инна Ивановна и сами похожи на эти степные деревья. В их судьбе было одно тяжелое испытание, в сравнении с которым переезды по Союзу, неустроенность быта — просто мелкие неудобства, не стоящие внимания.
Смерть единственной 22-летней дочери Ларисы до срока убелила их головы. Зять Олег, моряк, по нескольку раз в год приезжает к ним в Езерище с двумя букетами, первый относит на могилу своей покойной жены, с которой прожил в браке всего полтора года, второй по-сыновнему дарит Инне Ивановне. У него не осталось отца и матери, и родители покойной супруги стали ему родными. У Олега есть новая семья, и его дети считают Андрея Григорьевича и Инну Ивановну дедушкой и бабушкой. Свою старшую дочку он назвал Ларисой.
…У Супругов Минчёнок есть чему поучиться тем, кто состоит в браке, и тем, кто только вступает в него.
— У меня, военного, всегда был крепкий тыл, который обеспечивала моя жена,  а  у нее — чувство моего плеча. Были и трения, но если друг другу уступать, они только укрепляют семью. Мы знали, что вместе  справимся с любой жизненной ситуацией, и годы, прожитые нами, это подтвердили, — говорит Андрей Григорьевич. — У современного поколения на два брака приходится один развод. В семьях — неуверенность: при первых трудностях  разбегаются, оставляя маленьких детей. Так быть не должно, но так  происходит. Мы с Инной Ивановной прошли через то, что не каждая семья сумеет выдержать, и с уверенностью говорим, что помогли нам терпение, уважение, доброта, может, это и есть любовь?
Екатерина ПУЧКОВА.
Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *