Узница из «Озаричского лагеря смерти»

Актуальное Повод

85-летняя Роза Филипповна Рудякова из агрогородка Бычиха (на снимке) в 12-летнем возрасте вместе со своими родными была угнана в «Озаричский лагерь смерти», где выжил лишь каждый второй узник. В этом концентрационном лагере под открытым небом, на ледяной земле, обнесенной рядами колючей проволоки, не было крематориев и газовых камер, но Международный трибунал в Нюрнберге отнес его к числу самых жестоких концентрационных лагерей, созданных фашистами в осуществлении плана истребления народов, и приравнял к концлагерям, обустроенным в самой Германии.Yznica
В концлагере «Озаричи», который представлял собой комплекс из трех лагерей на территории Полесской (сейчас Гомельской) области, находилось свыше 50 000 советских граждан и было умерщвлено не менее 20 000 — население почти целого Городокского района.
Роза Филипповна вспоминает, как ее оторвали от мамы и папы и вместе с братом, тетей и двоюродной сестрой отправили в ту часть «Озаричей», где были женщины и подростки. А маму с малышом на руках поместили к женщинам с грудничками и маленькими детьми, отца — к трудоспособным мужчинам.
Люди, классифицированные как нетрудоспособные, были заперты на болотистой местности без еды и чистой воды. В лагере свирепствовал сыпной тиф, эпидемия распространилась почти на каждого седьмого узника. Люди лежали в бреду с температурой 40 градусов на обледенелой земле среди трупов. Немецкое командование намеревалось использовать сыпной тиф как биологическое оружие против наступающих советских войск. Узникам запрещали разводить костры, чтобы согреться, не оказывали медицинскую помощь, они были вынуждены снимать одежду с мертвых, спасая от холода себя и своих детей, укутывали руки и ноги тряпьем.
— На ночь женщины собирали детей в группы и делали из одежды что-то вроде плащ-палаток, которые хоть как-то защищали от стужи, — вспоминает Роза Филипповна.
Узников не кормили. Чтобы утолить голод, они жевали горькие сосновые иголки, которые заедали грязным снегом. Бывали случаи, когда немцы из кузова грузового автомобиля бросали голодным хлеб из отрубей и опилок, кто успел — тот поймал. Из-за этих серых ломтиков порой происходили драки. Пили из проталин, куда стекали фекалии. В «Озаричах» господствовала полная антисанитария. Несчастных людей днем и ночью охраняли часовые на сторожевых вышках, оборудованных пулеметами. Если кто-то слишком близко подходил к колючей проволоке, охранники стреляли без предупреждения. По периметру охранного ограждения убитых лежало не меньше, чем умерших от тифа.
В течение двух дней 18-19 марта 1944 года войска 1-го Белорусского фронта освободили из «Озаричского лагеря смерти» 34 110 человек, из них — 15 960 детей в возрасте до 13 лет, среди которых были и грудные, 13 702 женщины и 4 448 стариков.
— Военные разминировали дорожки в проходах между разрезанной колючей проволокой и предупредили людей, чтобы они не отступали за красные флажки ни влево ни вправо, но масса хлынула потоком, и многие погибли, подорвавшись на минах, — рассказывает собеседница. — Тифозных больных, ослабевших детей и стариков красноармейцы переносили на собственных шинелях. Позже их отправляли на карантин и в госпитали. День освобождения из лагеря смерти Роза Филипповна считает своим вторым днем рождения.
Поседевшую маму она едва узнала — до того она изменилась. Сначала мама и дочка прошли мимо друг друга, и у Розы мелькнула мысль, что на этой чужой, незнакомой женщине почему-то — мамина юбка, и вдруг незнакомка обернулась к ней, всматриваясь: «Роза, ты это? А Ваня где?». «Мамочка!» — закричала Роза, услышав знакомый, столько раз являвшийся во сне голос, — «А брат Ваня заболел тифом, идем, я тебя к нему отведу».
«Озаричский лагерь смерти» существовал недолго, с 10 по 18 марта 1944 года, но пережитый ужас нечеловеческого, зверского обращения с людьми навсегда отпечатался в памяти уцелевших узников. Пережившая боль и издевательства Роза Филипповна вынесла из-за колючей проволоки лагеря стремление к жизни, огоньком светившееся в ее душе. За свой век она немало потрудилась: рабочей на кирпичном заводе в Архангельске, трубоукладчицей в Городокской ПМК. Как шутит сама, только и присела, что за станком, когда работала станочницей в Невеле. И к близким, и к чужим людям она относилась чутко и бережно. Семейная жизнь ее была счастливой, вместе с мужем Анатолием Михайловичем им суждено было отпраздновать бриллиантовую свадьбу, к сожалению, этого Дня Победы супруг не дождался, а его притихшая гармонь, звуки которой столько раз заставляли Розу Филипповну постукивать каблучками, сейчас тихо стоит в углу.
Екатерина ПУЧКОВА.
Фото автора.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *