Помнит ужасы и смерть

75-летие освобождения

Теперь, когда Городокщина готовится к 75-летию освобождения, воспоминания все чаще возвращают 90-летнего Ивана Товстоногова (на снимке) в то далекое жесткое время. Ветеран войны относится к поколению, у которого напоминания о детстве связаны с невыносимой болью и ужасом. А фраза «лишь бы не было войны» для бывшего малолетнего узника сегодня не пустой звук, а главное желание.

Родился Иван на хуторе Луговцово в многодетной семье, где, кроме него, подрастали еще две сестры. В 1939 г., когда из хуторов начали переселять жителей в населенные пункты, семья перебралась в д. Малое Кашо.

  — Жили мы бедно, — начинает свой жизненный рассказ Иван Андреевич. — Родители работали в колхозе «Красная смена». В 1940 г. построили дом, который в октябре 1942 г. немцы сожгли. Когда началась война, отца на фронт не взяли, так как уже не позволял возраст. На девятый день появились фашисты с автоматами, в мундирах, врывались во двор, ловили все, что попадалось под руки: кур, свиней, коров … Потом резали.

  В 1942 г. как вспоминает собеседник, недалеко от д. Смольки завязалась перестрелка. Партизаны потеряли одного бойца, но взяли в плен двух немцев. Проходя через Малое Кашо, наши предупредили, чтобы жители убегали, так как враги могут отомстить за своих. Семья Товстоногова спряталась в кустах у озера, тут же были и еще пять семей сельчан. Оттуда видели, как фашисты жгут их жилище. Через три дня местные добрались до д. Головни. В январе 1943 г. двинулись в Москаленята. Однако там находился полицейский отряд. Всех, кто отступал, построили и начали отделять мужчин, женщин, молодых парней и девушек в одну шеренгу, стариков и детей — в другую.

   — Я, — рассказывает Иван Тавстаногав, — перебежал туда, где были дети и старики, а моих родителей и сестер вместе с другими погнали дальше, животных также забрали. Мне некуда было деться, поэтому опять пошел в Головни. А через три дня появились полицаи и немцы. Увидели меня на печи и приказали слезать. Немец спросил о возрасте. Я ответил, что мне 14 лет. А полицай на листе бумаги написал цифру 17. Так меня забрали сначала в Москаленята, а потом пригнали в тюрьму г. Городка. Вызывали на допросы, спрашивали, кто взял тех двух немцев в плен. Один раз в сутки давали миску баланды и ломтик хлеба, в которой было больше половины шелухи от зерен овса. Но через некоторое время нас выпустили. Летом 1943 г. вернулись в Малое Кашо. Там уцелели два дома и два хлева. В них и расположились. Очень хотелось есть. Перебивались как могли: удили рыбу, находили старую картошку. Но через некоторое время немцы привели на веревке партизана и приказали указывать на тех, кто кормил его. Тот показал, а враги сожгли последние постройки. Перебрались жить в землянку.

  Иван Андреевич вспоминает, что через десять месяцев вернулся из плена отец, он работал под Полоцком. А мать добралась домой только после освобождения Польши, где она находилась и ремонтировала немецкое обмундирование в мастерских. Две сестры, которые были в Германии, где-то погибли. После освобождения снова начали строить новые дома в Малом Кашо. Парень с отцом таскали камни на коляске, сделанной из немецких распашников. Работали, обживались на пепелищах, бедность терпели, но, как отмечает Иван Товстоногов, поддерживали друг друга. На две семьи с родным братом отца держали корову, развели кур, свиней, овец. Этим и спасались, так как деньги в колхозе не платили, только трудодни отмечали. Не было ни одежды, ни обуви.

  В августе 1945 г. Ивана Товстоногова вызвали в РОВД и предложили служить в Городокской пожарной охране НКВД. Там он и задержался на 43 года, вплоть до выхода на пенсию. В 1956 г. парень женился: взял девушку из своей же деревни, воспитали вместе сына и дочь, построили дом в г. Городке, где Иван Андреевич живет и сейчас. Как лицо, приравненное к числу ветеранов Великой Отечественной войны, он имеет юбилейные медали. Несколько раз получал деньги как малолетний узник, так как сидел во время войны в фашистской тюрьме.

   — На свете нет ничего страшнее войны. Нынешней молодежи нужно знать, что пережили мы, чтобы ценили то, что имеют, — сказал в заключение беседы ветеран Иван Товстоногов.

Галина КОВАЛЕВА.

№94 пол 4 навстречу 75 летию



Теги: