Не проходит боль

75-летие освобождения

Возвращаясь в памяти в ужасное прошлое военного лихолетья, малолетняя узница Роза Филипповна Рудякова (на снимке), жительница агрогородка Бычиха, так разволновалась, что на глазах выступили слезы. Пережитое в лагере смерти «Озаричи», словно хирургический рубец, осталось на всю жизнь душевной раной и болит.

№7 пол 4  75летие

Родом Роза Рудякова из д. Дуброва Полесской области — ныне Петриковский район Гомельской области. Размеренно текла жизнь полешуков: строились, растили детей. Девочка росла в многодетной семье — их у отца с матерью было пятеро. До войны Роза окончила всего два класса, а после освобождения больше учиться ей не пришлось.

  — Когда началась война, — рассказывает собеседница, — отец ушел на фронт, мы остались с мамой. Через несколько месяцев папа вернулся: ему удалось сбежать из плена. В округе лютовали каратели, поэтому мы скрывались в лесу: отец сделал шалаш, с собой взяли кое-какие вещи. Ночью дети спали, а папа с мамой дежурили. Однажды немцы устроили облаву, но мама повязала нам косынки на голову и сказала, что в семье все больны тифом. Фашисты не тронули и ушли…

  Зимой 1944 г., как вспоминает Роза Филипповна, партизаны предупредили, что идут каратели и нужно уходить подальше в лес. Но через некоторое время вражеские цепи плотным кольцом окружили мирных жителей, которые не знали, куда идут. Старались не отставать: кто не успевал, в того стреляли. Шли днем, а ночью фашисты загоняли людей в пустые дома и охраняли.

  — Утром всех гнали дальше, и так несколько суток, — продолжает женщина. — Преодолеть большое расстояние смогли не все. Уставали и плакали дети, в дороге умер наш дедушка. И вот пригнали нас в загоны, обнесенные в несколько рядов колючей проволокой, прямо в поле, под открытым небом. Подступы к лагерю были заминированы. Осмотрелись: узники сидели группками на земле. Отца и маму с сестрами погнали дальше, а мы с тетей остались.

   Спасая детей, женщины укутывали их в тряпье, снимали одежду с себя и грели малышей. Кому-то повезло подстелить сосновые ветки и сесть, а большинство сидело прямо на снегу. Утром уцелевшие выползали из-под снега, а много снежных бугорков так и оставались недвижимыми. Тетя выдавала детям по сухарику, которые чудом удалось пронести с собой. Это и помогло продержаться некоторое время.

 — В марте 1944 г., — вспоминает Роза Филипповна, — мы услышали гул артиллерийской канонады. А через несколько дней, на рассвете, часовых за колючей проволокой не было. Люди бросились на изгородь, и многие погибли от взрывов. Наши освободители кричали, чтобы все оставались на местах. Они разминировали узкую тропинку: через нее можно было выйти. Тогда мы не знали, что отца, у которого была обморожена  нога, наши солдаты и отправили в госпиталь, маму с сестрой тоже поместили в больницу. Мы с тетей дошли до одной деревушки и поселились в пустующем доме. Вместе с братом каждый день ходили и искали хоть что-нибудь поесть, просили у людей. А потом нас разыскала мама. Я едва узнала ее — до того она изменилась. Мне показалось, что на незнакомой женщине почему-то — мамина юбка. И вдруг незнакомка обернулась и спросила: «Роза, ты ли это?». Через некоторое время нашлись отец с сестрой.

  Как рассказывает Роза Рудякова, после войны они с родителями уехали в Западную Белоруссию. Брат пас коров, а она была нянькой в чужой семье. На заработанные деньги купили телочку и вместе с ней вернулись домой. Помогли родителям построить дом. Позже девушка поехала работать в Калининград, оттуда — в Архангельск на кирпичный завод. Там и встретила будущего мужа, который служил в тех местах. Из рассказов этой прекрасной мудрой женщины можно составить целую книгу, на страницах которой будут и воспоминания об отношениях со свекровью, которая невзлюбила невестку, о том, как чужие люди в д. Долгополье, откуда муж был родом, приносили для маленькой дочери молоко, потому что у родителей супруга его нужно было покупать…

  — Я никогда не боялась трудностей, — говорит Роза Филипповна. — С 1963 г. живу в Бычихе, много лет отработала в Городокском ПМС трубоукладчицей, пришлось и в Невеле на станках поработать. С мужем, который умер три года назад, вырастили сына и дочь, радуют четверо внуков и правнучка.

   Во сне Роза Рудякова часто видит картины обледенелой земли, на которой сидят женщины и держат на коленях малышей, спасая их от смерти. Это нельзя стереть из памяти. Непроходящей болью оно останется в ее душе и сердце.

Галина КОВАЛЁВА.



Теги: