Слезы из детства

Память Регион. Точка на карте

О том времени Сергей Быков, который отметил 15 марта 80-летний юбилей, и его жена Екатерина, 78 лет которой исполнилось 13 марта, стараются не думать, только иногда память сама настраивает на бывшее. Они жили в соседних деревнях, их судьбы, во многом похожи, были наполнены ужасными событиями военного лихолетья. Сергей Макарович и Екатерина Петровна — малолетние узники концлагеря «5-й полк». Во время горьких, как полынь, и болезненных, как незаживающая рана, воспоминаний по их лицам то и дело бежит непрошенная слеза, а в дальних уголках их сознания слышится крик души в защиту жизни и человечности.

№21 пол 5 слезы из детства

Детская память супругов Быковых сохранила одну мрачную картину: колючая проволока, длинные деревянные бараки и злые окрики немцев. Война заставила жить по-взрослому в жестких правилах.

   — Родился я в д. Козловичи в 1939 г. — говорит Сергей Макарович. — В семье нас было трое детей. Когда началась война, отец ушел на фронт. Немцы появились в деревне летом 1941 года, но только проездом. В 1942 году начались карательные экспедиции: враги сжигали деревни в округе, расстреливали мирное население. Зимой 1943 года, как рассказывала мать, нас вместе с сельчанами и жителями соседних деревень привезли в Витебск и разместили в лагере «5-й полк».

   Екатерина Петровна родилась в 1941г.

  — Моя малая родина — д. Канаши, — рассказывает она. — Отца забрали на фронт, а мы, четверо детей, остались с мамой. В «5-й полк» попали также в 1943 г. один из моих братьев был глухой, поэтому мама, чтобы не потерять ребенка в толпе, привязывала его за руку и вела около себя. В лагере кормили один раз в день, а ходить за едой надо было через ров. У многих не хватало сил подняться на гору, так и умирали, потом немцы сбрасывали трупы в ров.

  После освобождения их семьи находились до лета 1944 г. на Минщине, там старшие дети ходили по деревням, скитались. Когда вернулись в родные места, то увидели пепелище. В Козловичах, как говорит Сергей Быков, уцелел один дом, где был немецкий штаб. Строили землянки, в которых жили некоторое время. Отец мальчика вернулся с войны, а Екатерина дождалась своего папу только в 1953 г .: он сидел в тюрьме, а за что, не знал. Строились семьи в Канашах, дети тоже помогали родителям, таскали бревна.

  — Помню, как тяжело жилось в послевоенные годы, — продолжает Екатерина Петровна. — Ели траву, клевер, почти одновременно брат заболел тифом, а мать — малярией. Думали, что не выживут, но как-то пришли в себя. Начальную школу я окончила в Козловичах, а потом ходила в Новку. После шести классов стала работать в лесхозе на подсочке, а с 1961 г. и до выхода на пенсию — дояркой в ​​колхозе. Сначала доили по 14-15 коров вручную, корм также раздавали, позже появились доильные аппараты, стало немного легче.

  — А я закончил 7 классов, — добавляет Сергей Макарович, — служил в армии, получил профессию тракториста в Полоцке и в 1963 г. пришел в колхоз «Родина», позже он назывался имени Кирова. Сначала работал на гусеничном тракторе, 38 сезонов трудился на колхозных полях на комбайне во время уборочной.

 Сергей и Екатерина, как они говорят, вместе пасли коров в детстве, а потом полюбили друг друга и в 1963 году создали семью. Хозяева построили дом, вырастили троих детей. Частые гости в их доме — семеро внуков и девять правнуков.

  — Мы благодарны родителям, что многому научили нас, — говорит дочь Любовь. — Прививают любовь к земле.

  Никакие жизненные невзгоды не смогли сломать супругов Быковых — этих простых деревенских жителей с твердой силой воли. Пройдя через круги ада, дедушка с бабушкой прижимают к себе правнука Романа (на снимке), желая, чтобы он не претерпел ту беду, что пережили они.

Галина Яковлева



Теги: