Такое не забывается

75-летие освобождения Актуальное

Жительница д. Новый Болецк Мария Заикина видела войну малолетним узником. В пятилетнем возрасте она прошла по тонкой ниточке между смертью и жизнью, чудом выжившего в концлагере «5-й полк», а потом — в Польше, где находилась до самого освобождения, узнала лихо тяжелых послевоенных лет. Ее воспоминания — частичка кровавой истории военного лихолетья.

№34 пол 5 - 75летие

Когда Мария Заикина начала свой рассказ, чувствовалось, как тяжело ей через годы заглянуть в свое детство, к которому жестко прикоснулась война.

  — Мне посчастливилось выжить, пройдя через круги настоящего ада, — говорит женщина. — С памяти уже стерлись многие лица и даты, но как сейчас вижу перед глазами старшую сестричку и младшего братика, умерших в лагере «5-й полк». Туда мы попали в 1943 г. вместе с мамой.

  Мария Андреевна родилась в 1938 г. в Шабровском сельсовете Суражского района. Когда началась война, то отца забрали на фронт, где он и погиб, а дети остались с матерью. В лесах действовали партизаны, поэтому немцы очень свирепствовали, уничтожили много мирного населения, жгли населенные пункты. А во время карательной экспедиции всех жителей их деревни Стволково погнали в направлении Суража, три дня держали в конюшне, откуда уже никто не надеялся выйти живым, а потом направили в «5-й полк». Как говорит Мария Заикина, дети постоянно просили есть, а немцы давали какую-то баланду. Много людей умирало.

  — После смерти брата и сестры, — продолжает собеседник, — заболела я. Мама понесла меня к фельдшеру. Тот посоветовал не давать мне баланду. Выжила только потому, что местные жители иногда через колючую проволоку передавали немного молока или еще какой еды. А потом нас переправили в Польшу. Мама работала у хозяина, а я проводила время с подругой Ядей. Ночью спали на полу, было очень много блох. Помню, что никак не могли избавиться от них. После освобождения хозяин дал нам пуд зерна, и мы с мамой несли его домой. А пришли в родные места — деревня сожжена, ни одного дома нет.

  Мария Заикина помнит, как жили некоторое время с семьей дяди, а после построили свой дом, как на каждом шагу и после войны поджидали опасность: в окрестных лесах было много волков, которые нападали на людей. Однажды такое случилось и с мамой девочки, когда та возвращалась с фермы. Но в руках у нее были виллы и маленький бидон, поэтому как-то обошлось, да и люди услышали крики и сбежались на помощь.

  В то время не было ни одежды, ни обуви. Со слезами на глазах вспоминает женщина, как дядя сплел ей лапти, а двоюродный брат, который уже работал тогда, купил ткани на платье. Так и ходила в школу. Летом группой дети собирали в лесу чернику. Жили в то время очень дружно. Как говорит Мария Андреевна, толокой весной сельчане таскали плуг, помогали каждому засеять огороды, осенью картофель копали. После семи классов девушка работала в больнице, потом на подсочке в лесхозе, вышла замуж за местного парня.

  — Семейное счастье было недолгим, — рассказывает женщина. — В 38 лет с двумя дочерьми и сыном на руках осталась без хозяина. Он умер в 42 года. Старалась детей научить, накормить и одеть. Работала в совхозе «Хмельницкий», а в 1983 переехала в Новый Болецк и устроилась дояркой в ​​совхоз «Заозерский». Свое хозяйство держала, дети помогали. Дрова с ними в лесу ручной пилой заготавливали, сено косили. Теперь уже никакую живность не держу, на зиму еду к детям, а весной возвращаюсь.

  В душе Марии Андреевны глубоко пустила свои корни боль, которую нельзя сравнить с простыми переживаниями и невзгодами. Однако в ласковой улыбке женщины хватает света. Она довольна своими дочерьми и сыном: дети устроились в жизни, имеют свои семьи. Пятеро внуков, трое правнуков — большая радость бабушки. Когда та рассказывает им о войне, концлагере, то они не могут поверить, что такое было. Прощаясь, Мария Заикина сказала: «Время лечит раны, но не стирает из памяти все, что пришлось пережить. Такое не забывается. Главное, чтобы больше оно никогда не повторилось. Пусть будет спокойным детство сегодняшнего поколения».

Галина Яковлева.



Теги: