«МОЁ ДЕТСТВО УКРАЛА ВОЙНА»,-

75-летие освобождения

говорит Анна Моисеевна Шпакова, из д. Канаши Стодолищенского сельсовета. Вместо весёлых игр и развлечений, им, детям войны, пришлось пройти через тяжёлые испытания, которые порой не выдерживали даже взрослые. На глазах девчонок и мальчишек мучили и расстреливали их родных, то и дело неподалёку рвались снаряды, а страх и голод стали верными спутниками на долгие месяцы и годы. Однако, они выстояли, выжили и несли на своих плечах почётную и нелёгкую обязанность — возродить страну из пепла.

    — В семье у нас пятеро детей, я — младшая — родилась в 1937 г. Мне не было и года, как отца репрессировали и сослали в Сибирь. Больше домой он не вернулся, — рассказывает Анна Моисеевна.
В 1941 г. для жителей Канашей и многих населённых пунктов страны закончилось мирное время. Мужчины уходили на фронт группами и поодиночке. Отправился служить и старший брат нашей героини Василий. Позже родные узнали, что он погиб в страшном бою в Литве.
— Немцы появились в деревне весной. Они приехали на мотоциклах, что-то кричали, но никто не понимал их, — вспоминает А.М. Шпакова. — Через несколько дней приехала машина с полицаями. Они забирали у людей, что хотели: еду, одежду.
Местные пытались бежать в лес, спасались там и жители Витебска. Уже после войны там находили останки расстрелянных людей. Многие сельчане попали в концентрационный лагерь «5-й полк», который размещался на окраине Витебска в казармах бывшего 5-го железнодорожного полка. Первоначально в нём находились советские военнопленные, с 1942 г. — мирное население из Витебска и окрестностей.
По официальным данным, всего за 1941-1944 гг. через лагерь прошли свыше 150 тыс. человек, около 80 тыс. погибли здесь.
Анна Моисеевна вспоминает, что и взрослые и дети голодали в лагере. Жить приходилось практически под открытым небом, не было тёплой одежды. То, что удалось выжить, женщина считает настоящим чудом. После лагеря она оказалась в деревне под Минском, скиталась в поисках крова над головой, была ранена, но пуля прошла навылет. Когда вернулась в свою сожжённую деревню, весной 1945 г. помогала родным сеять, собирала ягоды и грибы, чтобы выжить. Все тяготы затмевала бесконечная радость от того, что не слышно взрывов и криков людей. После войны Анна Шпакова закончила школу — семилетку в Новке. Затем работала на подсочке в лесу, собирала смолу. За это неплохо платили.
— На первую свою зарплату купила патефон — как же сильно ругалась мать за потраченные на «пустое» деньги. Но мы были молодыми, хотели жить по-новому, и вечерами в нашем доме собирались соседи, чтобы послушать частушки Марии Мордасовой, — вспоминает Анна Моисеевна. — Так строилась мирная жизнь. Потом вышла замуж и родился сын Виктор.
Более 25 лет Анна Шпакова отработала в колхозе «Родина» (затем он назывался им. Кирова) на ответственной должности кассира. Кроме этого семья держала большое хозяйство.
Сегодня наша героиня с нескрываемой гордостью говорит о семье сына, внучке и правнучке. Тепло и уютно в доме Моисеевны, так её, по-доброму, называют сельчане. Частенько они приходят в гости к хозяйке, чтобы поговорить о жизни, справиться о здоровье, дождаться автолавку. Зимой женщина живёт в Витебске у сына с невесткой.
— Мы не видели детства. Тогда казалось — то, что происходило с нами, никогда не сможем забыть. И простить не сможем. Но сейчас есть хлеб на столе и хочется, чтобы наши детки и внуки жили мирно и счастливо, — говорит Анна Моисеевна.

Елена КРАВЦОВА.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *