Он родом не из детства, он родом из войны…

Люди и судьбы

Виктор Фомич Бородин родился в д. Бороды, что располагалась недалеко от д. Полешино, в которой он живёт сегодня. На его век выпало много испытаний и сложностей: война, тяжёлое послевоенное восстановление, когда работать приходилось на износ. Однако Виктор Фомич смог всё пережить и сумел сохранить доброе сердце, искренность и любовь к миру.

Чистое, беззаботное и светлое детство Виктора Бородина украла жестокая война. Даже настоящую дату его рождения украла…
— Я когда маленький был, ещё в школу не ходил, спросил у мамы, когда я родился. Очень ясно помню, что она тогда у печи стояла и грелась. Мама ответила мне, что я родился, когда папа сажал сад, в 1930-м году, — говорит собеседник. — А когда началась война, к нам как-то пришла староста Тамара Дятлова и спросила у мамы, сколько мне лет. Она ответила — двенадцать.
Продолжив такой, казалось бы, обычный разговор мама Виктора Фомича Анастасия Кондратьевна горько расплакалась. Ведь старейшина рассказала, что детей как раз такого возраста немцы угоняют в Германию. Материнское сердце не могло принять этого спокойно. Посочувствовав несчастной женщине, старейшина предложила записать её сына 1932-м годом. С того времени и по сегодняшний день этот год стал официальным годом рождения Виктора Бородина.
— Я не могу вспомнить точно, как и когда началась война, но до сих пор ясно «вижу» немецкие самолёты, которые низко летали над домами и «слышу» звук их двигателелей, подобный страшному рёву. Мы отчётливо слышали, как неподалёку разрывались снаряды и понимали, что там, откуда доносится этот звук, умирают люди, — вспоминает собеседник.
За время войны Виктор Фомич видел не только смертоносную военную технику, но, что самое страшное, смертоносных людей. Среди которых были и земляки, которые предали свой народ и перешли на сторону захватчиков, став «полицаями».
— Немцы ходили по домам, собирали яйца и масло. Мы услышали, как залаяли собаки, а потом увидели машину, из которой вышли и направились к нашему дому два немца. Собака залаяла, один из немцев сразу же пустил по нему очередь из автомата, — продолжает свой рассказ Виктор Фомич.
Возможно, разозлившись из-за собаки, один из немцев со злостью сказал, что Анастасия Кондратьевна — еврейка, что тогда приравнивалось к смертному приговору. Но другой немец, на удивление, заступился за женщину. Дальше они по-хозяйски вошли в чужой дом и стали искать яйца и масло, несмотря на то, что Анастасия Кондратьевна сказала, что еды в доме нет. Со знанием дела, немец стал проверять «загнет» и сразу же обратил внимание на котелок. Он оказался прав, ведь именно там хозяйка пыталась спрятать последнюю еду для своих пятерых детей.
Мама Виктора Фомича всеми силами старалась уберечь своё чадо. Ей было вдвойне сложнее одной, ведь её мужа, Фому Павловича, немцы расстреляли за то, что он валил валенки для партизан.
Много горя и лишений ещё пришлось пережить, но потом война закончилась. Казалось бы, что может быть лучше? Однако послевоенные годы были очень сложными. Не было ни еды, ни работы. Люди начинали жить заново. Виктор Фомич вспоминает, что после окончания трёх классов, ему, измождённому войной мальчику, приходилось работать наравне со взрослыми. А однажды, совсем выбившись из сил, он потерял сознание прямо во время покоса. После того случая в колхозе Вите стали выдавать литр молока, давала молоко и сердобольная соседка.
— Самой частой едой в то время у нас был щавель. А ещё помню, что я собирал маленькие красные ягодки с травы, которая в воде растёт. Приносил их домой, а мама делала лепёшки, которые трудно было даже и проглотить, но выбора у нас не было. Ели всё, что находили, — с дрожью в голосе вспоминает собеседник.
Однако, несмотря на все сложности, Виктор Фомич сумел не только выжить, но и устроиться в жизни: получил образование, женился, вырастил троих детей. Герой нашего материала отучился в школе механизации в Полоцке, после заочно окончил техникум в Городке. Работал в колхозе «Серп и молот», а затем до пенсии — в мастерской в Полешино.
Виктор Фомич признался, что сам удивляется, что после всего, что довелось пережить, он смог жить нормальной жизнью. Сегодня, не взирая на солидный возраст, он сам справляется с домашними делами. Хозяйство, правда, не держит, ведь силы уже не те. А каждые выходные отца по очереди навещают сын Владислав и дочка Лилия, которые живут в Витебске. Ещё один сын Василий живёт в Минске, поэтому приезжает реже, но про отца всё равно не забывает.
Сам же Виктор Фомич дома не скучает. Когда становится грустно или одиноко, разгоняет скуку с гармонью в руках, на которой сам научился играть.
Виктор Фомич Бородин — душевный и открытый человек, он своим примером доказал, что самое важное при любых обстоятельствах — оставаться человеком и не изменять своим принципам, усердно работать, чтобы жить достойно. Война навсегда оставила неизгладимый шрам в его памяти, но его сердце она очернить не смогла.

Юлия РУДЯКОВА.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *