Война глазами ребёнка

Штрихи к портрету

Говорят, что события, которые поражают нас больше всего, остаются в памяти на всю жизнь. Печально, что некоторым людям из детства вспоминаются не весёлые игры и беззаботное время, а нужда, голод и страх, которые неизбежно приносит война. Своей историей с нами поделился Николай Семёнович Боровцов — городокчанин, испытавший на себе лишения военного времени.

Николай Семёнович родился в д. Дрожаки бывшего Меховского района в 1932 г., его младший брат появился на свет в 1934-м. До войны их родители трудились в местном колхозе им. Сталина. А с началом этого непростого периода главу семейства Семёна Ефимовича вместе с другими мужчинами призывного возраста направили на фронт. Татьяна Ефимовна узнала о войне так: она пекла хлеб, а после вышла на улицу и позвала детей посмотреть, как самолёт сбрасывает «стаканчики» (бомбы — авт.). Уже через пару секунд округу огласила череда взрывов.
— Наша деревня располагалась около шоссейной дороги на Ленинград, поэтому здесь часто ездили танки. Немцы тоже у нас квартировали. Среди них разные были люди: кто-то и конфету дать мог, а кто и ударить, — вспоминает Николай Семёнович.
Где солдаты, там должна быть и полевая кухня. Подростки старались быть ближе к ней, надеялись, что захватчики дадут немного еды. Действительно, некоторые из них не доедали свою похлёбку и отдавали остатки мальчишкам, которые после должны были начисто вымыть миску.
В 1943-м немцы собрали всех жителей деревни и погнали в неизвестном направлении. Людей посадили на товарный поезд, их ждал долгий и тяжёлый путь до Берлина. По прибытии измученных пленников разместили в лагере, который состоял из 10-15 бараков. Условия были не из лучших, кормили скудно — 150 г хлеба на день и постная похлёбка из брюквы.
— Маму забирали работать в город. Я помню, что у рабочих была деревянная обувь, которая издавала громкий звук, когда они шли по дороге, — делится собеседник. — Мама работала на сортировке, и иногда ей удавалось вынести для нас пару подгнивших картошин. Казалось бы, мелочь, но нам это было уже в радость. Мы тоненько нарезали клубни и сушили на печке-буржуйке. Но однажды маму поймали и сильно избили, больше она так не рисковала.
Пока взрослые трудились на заводе, за детьми следила суровая немка, заставляла их выполнять разного рода грязную работу. За непослушание она легко могла ударить, поэтому дети её побаивались.
Когда война подходила к концу и немцы, уже чувствуя скорое поражение, покидали город, в Берлин прорвались советские танки. Один из них, вероятно, намеренно разрушил часть забора с колючей проволокой, за которым и держали пленных.
— Нас на машинах вывезли в Потсдамский лес. Там повсюду были брошенные вещи и даже облупленная дикая коза. Несколько дней мы пробыли там. В апреле уже довольно тепло, но мы с братом укутывались в отцовский полушубок, который я взял с собой ещё из дома. Эта вещь была со мной на протяжении всей «ссылки», — говорит Н. Боровцов. — После мы поездом доехали до Бреста. Так как на вокзале места не было, то ночевали на улице. Вечером люди стали стрелять и кричать, что наступила Победа.
Утром вместе с солдатами, которые тоже возвращались домой, Боровцовы добрались до Витебска, а после — до Дрожак. Родственники сумели на какие-то вещи выменять два ведра картошки. Урожай с неё собрали очень хороший. Но всё равно еды было мало, приходилось собирать гнилые клубни, растирать их и печь что-то наподобие оладий. Из травы готовили лепёшки. Одним словом, ели всё, что могли добыть.
— До войны я успел окончить первый класс, поэтому после её завершения пошёл во второй. Несколько раз нам в школе даже давали кое-что из одежды и еды. Мне однажды перепали штанишки жёлтого цвета и баночка консервов, — вспоминает Николай Семёнович.
Вскоре родным пришло письмо от Семёна Ефимовича, он писал, что жив и здоров, и направляется работать на завод на Урале. Однажды мужчина приехал домой в отпуск, по завершении которого забрал семью с собой. Так что в третий класс Николай пошёл уже на Урале. Жить здесь было действительно лучше: в заводской столовой можно было хорошо покушать за небольшие деньги, также рабочих обеспечивали жильём. Но, где-то через год Боровцовы получили письмо из дома, в котором сообщалось, что на родине жизнь потихоньку налаживается, а в местном хозяйстве есть работа.
— Мы вернулись, папу поставили на должность бригадира, мама устроилась дояркой, а мы с братом гоняли скот в поле. К окончанию шестого класса я был уже призывного возраста, поэтому меня забрали в амию. Служил на флоте, окончил там автошколу и был водителем, — рассказывает собеседник.
Через четыре года он вернулся домой, работал водителем в лесхозе, на ремзаводе, а после перешёл в цех. Со временем по ускоренной программе окончил школу и поступил в Городокский техникум, получив образование, был комплектовщиком, затем — мастером механического цеха.
Сегодня Н. Боровцов живёт вместе с любимой супругой Анной Евдокимовной. Вместе они вырастили двоих прекрасных сыновей, которые подарили им троих внуков. Николай Семёнович признаётся, что теперь они с женой мечтают лишь о правнуках.

Виктория ПАВЛОВА.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *