Чёрная быль о Чернобыле

Актуальное Социум

Разрушение четвёртого энергоблока Чернобыльской АЭС, которое произошло 26 апреля 1986 г., по сей день является крупнейшей катастрофой за всю историю «мирной» атомной энергетики. Эта авария унесла тысячи жизней, поэтому мы с уважением и благодарностью должны относиться к тем, кто, рискуя здоровьем, боролся с последствиями катастрофы. Одним из ликвидаторов был и Олег Григорьев.

Олег Николаевич родился в д. Меховое Бычихинского сельсовета. После окончания местной школы он отслужил в армии, а затем устроился работать в Бешенковичское РОВД. Жизнь шла своим чередом: работа, любящая супруга и двое сыновей. Однако большим испытанием для простого человеческого счастья стал злополучный 1986-й, а конкретнее, апрель.
— Мы жили довольно далеко от места, где произошла катастрофа, поэтому не знали, что там конкретно происходит. Только слухи доходили об аварии, но без всякого рода подробностей, — говорит собеседник.
Однако на долю Олега Николаевича выпало увидеть своими глазами разрушения и ущерб, причинённые взрывом на Чернобыльской АЭС. Так, милиционер Олег Григорьев спустя несколько месяцев после трагедии, в сентябре, был направлен в качестве ликвидатора последствий аварии на поражённую радиацией землю, в районы отселения.
— Нас отправили туда, чтобы охранять общественный порядок. Людей уже к тому времени эвакуировали, но опасались, что кто-то всё-таки может вернуться домой за вещами. А это было опасно не только для их здоровья. Вместе с вещами радиация распространилась бы и по стране, — объясняет Олег Григорьев. — Поэтому мы с напарником на протяжении 12 часов в смену должны были патрулировать местность и следить, чтобы на вверенном объекте не было людей. Слава богу, за время моего там пребывания никто из гражданских не пытался вернуться на родину.
На протяжении месяца герой нашего материала видел опустевшие деревни. 22 маршрута, 264 часа патрулирования. Было жутко, ведь оставленные вещи создавали такое впечатление, что хозяева вот-вот вернутся домой. Но разумом он понимал, что это невозможно, т. к. жизнь на этой земле на долгие годы выжгла радиация.
— Если признаться, мы тогда толком не понимали, как нужно защищаться от излучения. Нам выдали по одному респиратору на человека, но, может быть, из-за большой дозы радиации, он в первый же день покраснел и вышел из строя. А из экипировки у нас была только обычная полевая форма, — вспоминает собеседник. — Мы тогда не до конца осознавали масштабы трагедии, поэтому бывало, что и сами те же яблоки ели или рыбу ловили.
Олег Николаевич признаётся, что после возвращения домой, в Бешенковичи, его жизнь не изменилась. Раньше для всех, кто принимал участие в ликвидации последствий Чернобыльской трагедии, были предусмотрены льготы: бесплатный проезд, путёвки в санаторий, лекарства. Однако всё это не могло стереть страшные воспоминания об опустевших в одночасье домах, которые то и дело всплывали в его памяти.
По возвращении мужчина продолжил служить в милиции. А в 1992 г. он перебрался на Городокщину. Здесь встретил свою вторую супругу, работал в мелиорации, ЖКХ, во вневедомственной охране.
Сегодня Олег Николаевич находится на заслуженном отдыхе, но скучать времени нет, ведь в гости часто приезжают четверо взрослых сыновей и пять внуков.

Виктория ПАВЛОВА.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *