Война — безлицая и безжалостная

Штрихи к портрету

Женщины, мужчины, дети и старики одинаково пострадали от неё. Матери не дождались сыновей, жёны — мужей, осиротели дети. Тамара Ефремовна Полякова испытала горести военного лихолетья на себе, это научило её ценить мир и радоваться простым вещам — новому дню, улыбкам детей и внуков.

В довоенное время жизнь людей складывалась непросто, ведь им приходилось много работать, чтобы жить в достатке и прокормить семью. Рыбаковы, которые жили в д. Кравцово бывшего Суражского района, тоже не были исключением: Ефрем Степанович был председателем колхоза, а его жена Федора Трофимовна управлялась по хозяйству дома. Супруги воспитывали двоих детей: Володю (1934 г. р.) и Тому (1938 г. р.). Но с началом Великой Отечественной войны главу семейства призвали в армию. Он был вынужден оставить беременную третьим ребёнком жену. В роковом 41-м на свет появилась маленькая Таня, третья дочка Рыбаковых. Непростым выдалось её детство, как и её родных.
— Когда началась война, в деревне часто бывали захватчики. А однажды в наш дом прислали на постой немца. Он своё ружьё повесил на стену, а мама переживала, что мы можем взять его и пораниться, и спрятала такую небезопасную вещь. Тогда её сильно избили и на три дня заперли в холодном сарае, чтобы проучить. Помню, мы, ещё дети, очень испугались за неё, долго плакали и бегали вокруг постройки, пока нас на время не забрала к себе соседка, — вспоминает Тамара Ефремовна. — Но в тот раз всё обошлось, никто не пострадал.
Этот случай — далеко не самое ужасное испытание, через которое довелось пройти Рыбаковым. Так в 1943-м фашисты сожгли дотла д. Кравцово, а жителей угнали. Оборачиваясь, люди видели, как пламя уничтожает их дома, огороды — всё, над чем они усердно работали долгие годы. Понимали, что возвращаться им будет уже некуда. Ни в чём неповинных людей привезли в Польшу, на протяжении нескольких месяцев они ютились в ветхих домах в чужой стране. Измученные, преодолели длинный путь, но остановок Тамара Ефремовна уже вспомнить не может. Так и добрались до Германии, жили в бараке, ограждённом колючей проволокой. Взрослых каждый день забирали на работу, а детей оставляли со стариками.
— Недалеко от барака, в зазоре между двумя рядами колючей проволоки, рос дикий лук. Мы ходили его рвать, а немец-надсмотрщик бил нас плёткой, если замечал это, — делится собеседница. — А ещё помню пленных, которых пригоняли на территорию бараков, строили в шеренгу и заставляли делать разные упражнения. Тех, кто падал, обливали водой и принуждали продолжать. Было дико за этим наблюдать, но помочь никто не мог.
Так и жили до того дня, пока солдаты без единого выстрела освободили заключённых. С военными люди добрались до Витебска. Холодный ветер гулял по разрушенному городу. Тогда Рыбаковы отправились в Бешенковичи Шумилинского района, где жили их родственники. Федора Трофимовна устроилась на местный льнозавод, при котором Тамара и окончила четыре класса.
— Хоть крыша над головой у нас и была, но приходилось очень непросто без еды. Собирали траву, варили её, сушили и готовили что-то наподобие похлёбки или пекли блины, — рассказывает женщина. — Со временем мы перебрались в Городок. Я окончила местный техникум по специальности техник-механик. После работала завскладом в сельхозтехнике, потом — на птицефабрике.
Одно время героиня нашего материала трудилась в Толочине, там и встретила своего будущего мужа Виктора Григорьевича, с которым они прожили 48 счастливых лет.
Сегодня внуки и правнучка, как лучик света, для бабушки. Её дом наполняется радостью и счастьем, когда они приезжают в гости.

Юлия РУДЯКОВА.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *